Алексей Ситников о 30-летних губернаторах и национальной идее

Глава «Имидж-контакт» Алексей Ситников о национальной идее и о перспективах 30-летних губернаторов. Выдержки из интервью, апрель 2017-го

О 30-летних губернаторах

Есть ощущение, должны появиться новые люди. По телевизору мы видим одних и тех же Жириновских-Зюгановых. Ну, ладно еще Омск, недавно был во Владивостоке – там передачи из Москвы ловят, как сигналы с Марса: люди живут совершенно в другой реальности, чем та, что обсуждается по телевизору.

Я прекрасно понимаю, какой будет страна в ближайшие годы при Путине. И мы все это прекрасно понимаем. Но при всех плюсах-минусах это хотя бы понятно: сильная государственность, патриотизм, упор на госкорпорации.

Но в политике есть серьезная потребность в новизне. Не случайно появились эти новые губернаторы – 30-летние парни, которых рассадили по ключевым регионам. И вполне понятно, почему им всем 30 с чем-то. Путин выставляет на проверку людей, из которых сформирует тех, кто останется после него. Убрал-то он своих сверстников везде и тех, кто старше.

Ему нужно протестировать тех, кто еще лет 20 после него будет управлять страной на разных позициях. Кто-то останется губернатором, кто-то станет министром, кто-то премьером. А кто-то из них президентом. Из них надо сложить команду, которая пройдет через некий опыт.

Мысль Путина: сразу сейчас подготовить не два, не три, а несколько десятков сильных игроков, которые пройдут селекцию на эффективность. Сейчас новые кадровые технологии. Если раньше в течение столетий HR-службы во всем мире выстраивали стратегию своей кадровой работы, мотивацию подбора и обучения персонала из идеологии: мы должны взять человека с некой предрасположенностью и его учить.

В последние несколько лет парадигма изменилась. Существует десяток уровней иерархических ступеней в крупных международных компаниях. На уровне страны это семь уровней: от руководителя маленького подразделения до, скажем, Грефа.

Оказывается, переход на следующий уровень связан с двумя параметрами: увеличением числа процессов, которые человек может контролировать, выставлять по иерархии важности и держать под постоянным эффективным контролем и второе – способность к определенному горизонту планирования.

Способность перейти на другой уровень и способность расширенного горизонта планирования – это генетически предрасположенная способность. Большая часть людей к этому просто неспособна. Она может быть не развита, и тогда есть возможность это развить через обучение и практику. Но современные кадровые технологии говорят о том, что жизненный цикл сотрудника внутри компании в среднем меньше того времени, которое нужно, чтобы принципиально изменить существующий у него набор параметров.

То есть вкладываться в развитие человека, если у него предрасположенности нет, не имеет смысла. Проще таких людей сразу покупать, чем пытаться вырастить своего. И эти люди, которые попали в губернаторы в 30 с лишним лет, прошли через серьезное тестирование, где был просчитан их потенциал. То есть не из кухарки делают. Если из них сейчас делают команду с единым видением, то принципиально неважно, кто именно через шесть лет будет президентом.

О национальной идее

Вспомним пирамиду потребностей Маслоу-Мюррея. Первый слой – физиологические потребности, потом инстинкт самосохранения, общение, социальные связи, далее самоуважение, саморазвитие. Чем ниже мы спускаемся, тем более базовые, но и более опасные вещи мы затрагиваем.

Сейчас развивают интригу, дав право Жириновскому кричать и говорить, что всех расстреляет. Ему разрешили нападать. Нужна интрига. Зюганову дали право нападать на премьера. Дали возможность Навальному сделать то, что он сказал.

Не допустить было элементарно. Создают интригу, чтобы хоть как-то привлечь людей на выборы, иначе выборы будут не очень легитимными. Объединили выборы с днем присоединения Крыма. А это значит – внешние враги. Это выход на уровень безопасности. Идеальный вариант был бы третий уровень пирамиды.

В системе, когда у нас на один брак два развода, не очень-то можно опираться на семейные ценности. Но из этого уровня можно взять одну идею, из которой можно сделать национальную идею. Национальная идея – это то, что может заставить всех людей сознательно сказать: «Я готов ради этого затянуть пояс на одну дырочку еще». Я готов даже с человеком, который мне не очень нравится, объединиться ради этого.

В моем ощущении, единственная национальная идея, которая может нас всех объединить с разными религиями, разных возрастов, разных социальных групп – это слово «дети». В смысле «наше будущее поколение». Какие бы мы сейчас подвиги ни совершали, не понятно, для кого мы это делаем. Будет ли в этой стране еще кто-то приличный жить. Стоит ради этой страны платить налоги, вбухивать силы и оставаться жить, если дети элит уезжают.

Когда я говорю слово «дети», я говорю о будущем страны. О тех, кто будет платить налоги, содержать эту страну и платить нам с вами пенсии. Эти люди должны быть трудолюбивыми, честными, умными, законопослушными и здоровыми. Чтобы страна существовала, нужно, чтобы кто-то в ней жил и работал. А вот по поводу этого у меня серьезные сомнения.

И вот я бы это поставил во главу угла. Это можно сделать только тогда, когда самые большие зарплаты и самые лучшие специалисты будут в сфере образования и здоровья детей. Иначе у страны будущего нет. Если бы лучшие врачи шли в педиатрию, если бы лучшие выпускники вузов считали за честь идти в сферу образования. Личностью можно стать только рядом с личностью, а специалистом только рядом со специалистом.

Почитайте интервью с одним из шейхов Арабских Эмиратов:

«Наша стратегия, что мы посылаем за счет государства тысячи детей для получения образования в лучшие европейские университеты и бизнес-школы, – оправдалась. Они вернулись и развивают нашу экономику».

Аналогично – в Китае. Никто не знает, что в Испании – вторая в мире медицина. Лучшие врачи считают за честь работать в городской больнице с детьми. А какие там больницы! В маленьком городке городская больница, как пятизвездочный отель. Такого оборудования в частных клиниках просто нет. Так что если мы не переориентируемся на это, то через 20 лет я лично опасаюсь, что здесь будет происходить.

Помните такого экономиста Кондратьева с его «длинными волнами». Каждая «длинная волна» связана с новыми технологиями, а спад происходит, когда энергия этого технологического подъема исчерпывает себя. Но когда новый подъем наступает, а общество не технологически, а социально-политически и социально-экономически не готово этот подъем обслужить…

Поэтому у нас и не «стреляют» Сколковы. Мы не способны поддержать новый технологический уклад. А Силиконовая долина может.

Недавно я пришел в один из фондов, который должен развивать инициативы и новые технологии. Пришел не с улицы и с сильной идеей. Она им очень понравилась. Собралось руководство и сказало: «Супер! Мы даем тебе менеджера, который будет заниматься этой идеей».

Менеджер мне позвонил через месяц и сказал: «Да-да, вам позвонит наш программист, вы ему все расскажете». Еще через месяц позвонил программист, и он оказался не в России. Еще через месяц он приехал. Послушал мою идею и сказал: «Суперидея! Давайте частным образом, вдвоем ее осуществим». Это он у них на зарплате. Я опять к ним: «Ребята, прошло 4 месяца…» В ответ: «Мы сейчас кого-нибудь другого найдем». Все повторилось. Все это в Силиконовой долине занимает 15 минут. Поэтому инноваторам проще уехать.

Источник: Коммерческие Вести