Куда исчезают губернаторы после своей отставки?

Арест или уход в никуда – такова тяжкая доля «бывших» губернаторов. Процедура «избрания» вместо «назначения» нисколько их не защитила. Не помогла она и в построении новой карьеры после отставки

Были времена, когда избранные прямым голосованием губернаторы уходили наверх. В 90-е таковыми оказались Борис Немцов и Вадим Густов, в 2000-х Владимир Яковлев, Сергей Собянин, Юрий Трутнев и Валентина Матвиенко.

Последними почетными назначениями можно считать перемещение калининградского губернатора Николая Цуканова в кресло полпреда президента по Северо-Западному округу. Экс-глава Амурской области Олег Кожемяко стал сахалинским губернатором. На этом список удачных переходов избранных глав заканчивается.

Основным трендом последних двух лет стал арест или уход в никуда. Показателен пример Константина Ильковского, руководившего Забайкальским краем с 2013 по 2016 год. Он уволился после того, как попал под критику министра строительства Михаила Меня за срыв программы по расселению ветхого и аварийного жилья. Все это происходило на фоне того, что в регионе возникали проблемы с выплатой зарплат бюджетникам, которые, кстати говоря, продолжаются и после отставки Ильковского.

Уходя Ильковский заверял, что проблем с трудоустройством у него не будет. Видимо он рассчитывал на тихое назначение в одну из федеральных структур, так как имел хороший опыт хозяйственной работы. Но время шло, а предложений не поступало. Попытка вернуться во власть в качестве депутата Госдумы так же не удалась. Сейчас Ильковский занимается бизнесом в Якутии.

С добровольно уволившимися главами Рязанской и Новгородской областей Олегом Ковалевым и Сергеем Митиным, которые избирались в 2012 году, президент Владимир Путин даже встретился. Во встрече участвовали и переназначенцы Виктор Басаргин (Пермский край), Александр Худилайнен (Карелия) и Вячеслав Наговицын (Бурятия).

«Ротация – естественный процесс, само собой разумеющийся. Уверен, что вы сможете приложить свои силы и на других участках работы. Буду всячески способствовать тому, чтобы ваш опыт и ваше знание ситуации в конкретном регионе и в стране в целом были эффективно использованы в будущем», - сказал отставным чиновникам глава государства. Но где теперь отставники и довольны ли своей долей пока неясно.

Судьба Брянского губернатора Николая Денина стала сигналом к тому, что возвращение прямых губернаторских выборов в статусе глав регионов ничего не изменило. Некоторое время считалось, что прямое голосование придает чиновнику дополнительный вес и своеобразный иммунитет. Но такое предположение оказалось ошибкой.

Тренд приобрел устойчивость после ареста в марте 2015 года сахалинского руководителя Александра Хорошавина, который также хотел избираться, но его планы не были одобрены в Кремле.

В сентябре 2015 года по подозрению в создании преступного сообщества арестовали губернатора Коми Вячеслава Гайзера, который не только триумфально избрался в 2014 году и занимал первые строчки в губернаторских рейтингах, но и за неделю до ареста дал отличный результат списку единороссов в заксобрание. После Гайзера аресты уже избранных губернаторов стали рутинным событием.

Качественных изменений за пять лет губернаторских выборов не произошло и в политической системе в целом. Кампании не стали отдушиной для местных элит. Мало того их выдвиженцы, решившиеся конкурировать с кремлевскими кандидатами, безжалостно отсекались с помощью муниципального фильтра, а карьеры некоторых рисковых политиков были похоронены.

Выборы с заранее запрограммированным результатом и ограниченной конкуренцией выглядят закамуфлированным вариантом назначений. Это несоответствие формы и содержания уже явно тяготит и сам Кремль, и поддержанных им кандидатов.
.

По материалам издания Коммерсант-Власть